местная религиозная организация
ОБЩИНА ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ БОЖИЕЙ МАТЕРИ ДЕРЖАВНАЯ Г.ТВЕРИ

(свидетельство о государственной регистрации религиозной организации от 26 января 1999 г. №10)

 

СОЛНЫШКО ЗЕМЛИ РОССИЙСКОЙ
СЕРАФИМ САРОВСКИЙ

 

Неразгаданные Дивеевские тайны

 

 

На рубеже эпох, когда рушатся привычные социальные и религиозные устои, пробуждается духовное сознание и раскрывается истинное понимание метаистории, заново переосмысляется и видится жизнь великих русских святых, помазанников, юродивых, безвестных мучеников да калик перехожих.
Один из самых прославленных и почитаемых в православном мире святых – незаходимое солнышко земли русской Серафим Саровский. Он остается и по сей день одним из самых загадочных таинников, пророков Царицы Небесной. Белый старец, вестник любви, вместивший в свое огненное великопастырское сердце всю многоскорбную Русь прошлого, настоящего и будущего!
Любовь и духовное тяготение русского народа к добрейшему Серафиму олицетворяет для всего мира вселенскую славу Богоматери, ее полуторатысячеипостасный престол (отражённый в иконописи множеством чудотворных образов) не только на русской земле, но и во всем человечестве и в тысячах других цивилизаций и миров. Потому и гремит слава Серафима по всей земле!
Пророчества убогого Серафима, обращенные к будущим временам, затрагивают всеобщую апостасию (беззаконие) в церквях последних времен: ‘…К тому времени архиереи так онечестивятся, что нечестием своим превзойдут архиеерев греческих во времена Феодосия Юнейшего, Propoved…то Господу Богу благоугодно взять меня, убогого Серафима, до времени …и посем воскресить…’; ‘…по воскресении своем, он из Сарова перейдет в Дивеево и там откроет проповедь всемирного покаяния. На проповедь же ту …соберется народу великое множество со всех концов земли’.1
Как при своей мученической и страстной жизни, так и сегодня богородичный светильник огненного христианства обличает тайну беззакония в церквях, ведет по благословению самой Царицы Небесной длительную и напряженную брань с самим дьяволом, с духом фарисейства не только в православии, но и во всем христианстве.

 

Земной Серафим принадлежал к небесной Церкви Богородицы 

 

Многие тайны унес с собой Светильниче земли русской. Важнейшие для судеб мира проро-чества, премудрые наставления, обращения старца к православным были сокрыты и утеря-ны. Оставшееся строго редактировано цензурой в современных многочисленных житиях. Большинством авторов описываются различные чудеса, свидетельства прозорливости старца, его изнуряющие аскетические подвиги, благодатные исцеления одних и вразумления других, но не осознается основное – принадлежность старца Серафима к другой ветви православия – Иоанно-Андреевской ветви духостяжателей и светильников, помазанников другого рода. К родословной Белой церкви, богомильских христов и богородиц, калик перехожих и юродивых, рожденных свыше от Царицы Небесной и ведомых Ею в горние обители Брачного чертога.
Никакого отношения Саровский чудотворец не имел к схоластическому богословию, иосиф-лянству, никонианству и тем более к православному домострою и жреческому застойному болоту фарисействующей церкви.
Самую большую скорбь любвеобильного старца вызывало плачевное состояние русской Церкви. Из многочасовых бесед с Царицей Небесной во время Ее явлений он все глубже понимал источник всех порчей и бед на Святой Руси – принятие взамен Добрейшего Отца чуждого, устрашающего Бога. И, как следствие, ложный образ Христа, судящего и наказующего, внушающего непростимую вину и страх кающимся перед ним.
За несколько веков со времен Антония и Феодосия Печерских произошла замена истинных ценностей: любви, доброты и милосердия, присущих истинной Церкви, на псевдоценности материального достатка и обогащения, иерархической кастовости и догматической мертво-сти внешнего института веры. Не потому ли еще при жизни Серафим юродиво уклонялся от приезжающих к нему высоких церковных особ? Запирал дверь и ложился у порога либо громко демонстративно храпел, либо вовсе сбегал через окно в лес, чтобы только не встре-чаться с епископами и любопытствующими священниками.
Известно, что только один архиерей незадолго до кончины Серафима, в 1832 году, имел беседу с ним. Это был местный епископ Арсений. Встреча его, будущего митрополита Киевского, представляла собой нравоучительные поучения архипастыря. Мол, не следовало бы ему давать посетителям хлеб и вино одновременно, чтобы кто не подумал, что таким нелегальным образом, старец приобщает людей Святых тайн Христовых, вопреки установленным в церкви богослужебным правилам.
Преклоняясь перед народным любимцем, убогим Серафимом, архиерей обдумывал, как бы, не обидев великого старца, запретить ему своевольное причащение Святых тайн Христовых тех, кто посещал его, потому как было много слухов и недовольства из-за Серафимовых вольностей.
Не дожидаясь напряженного допроса со стороны епископа, о.Серафим, взяв его за руку, благоговейно обратился к нему: ‘Вот, батюшка, богомольцы приходят ко мне, убогому Серафиму, и просят меня дать им что-нибудь в благословение; я и даю им сухарик черного или белого хлеба и по ложке красного церковного вина: можно ли мне это делать?’
На это преосвященный отвечал: ‘Можно, можно, но только в разделённом виде, так что кому даешь сухариков, тому не давай уже красного вина. А то простолюдины, как слышал я, думают, по простоте своей и между другими разглашают, будто ты причащаешь их св. Тайн. А и того лучше, – прибавил далее преосвященный, – вина вовсе не давать, давать же только сухарики.’2
Прощаясь с епископом Арсением, смиренный старец поклонился ему в ноги. Архиерей про-сил его встать, но Серафим продолжал кланяться, стоя на коленях. Как ни упрашивал его епископ, так и не смог поднять старца и поспешил скорее уехать, уличенный собственной совестью. Жгучий стыд испытывал архиерей, обличаемый действием Духа Всесвятого юродивого саровского затворника.
При внешнем благоговейном отношении к старцу множество вопросов и недопонимания возникло у высоких церковных особ по всем чудачествам и юродивым поступкам великого старца. Его молчание и нежелание встречаться было тонким намеком и укором фарисей-ствующим в церкви.
И напротив, каким же теплым обожанием и любовью наполнял души всех приходящих к нему с чистым сердцем и со всякой нуждой. Какая народная слава и добрая молва ходила на Руси о старце, угоднике божием Серафиме! Сколько светлых благодарных воспоминаний простых людей, бедняков и нищих, крепостных крестьян осталось в многочисленных рассказах и чудных народных поверьях и преданиях.
Вот свидетельство из патерика о любви Серафимой: ‘Кто бы ни был приходивший к нему – бедняк в рубище или богач в светлой одежде, даже какими бы кто ни был обременен грехами, всех лобызал он с любовью, всем кланялся до земли и благословлял, сам целовал у многих непосвященных людей руки. Все ощущали его благоприветливую любовь и ее силу, и токи слез вырывались иногда и у имевших твердое и окаменелое сердце’.
Бесценное действие благодати Духа Всеблагого озаряло все существо богомильского старца любви и блаженного умиления. Огонь Духа Святого, исходящий от Серафима, чувствовали многие посетители, о чем говорится в патерике: ‘Беседа со св. Серафимом согревала их сердца, снимала с внутренних очей их завесу, озаряла умы их светом духовного просвещения и возбуждала в других решительную перемену и силу на исправление к лучшему’.
Во время бесед он изменялся. Одна из мельничных сестер говорит: ‘И личико-то у него сделается необыкновенно светлое и станет такой веселый и радостный, точно весь уйдет в небеса. Даже жутко смотреть на него’.
В Серафиме-чудотворце жила сама Царица Небесная! Весь его образ и жизнь, свидетельство и поступки были напоены, преисполнены благодатной силой живого присутствия Небесной Матери. Каждое слово свое и наставление убогий Серафимушка изрекал от золотых уст своей Добрейшей Царицы и Наставницы. Ничего не привносил своего и не делал ничего от себя. Воистину ‘Русское Чудо’ – могли бы засвидетельствовать сотни тысяч тех, кто были облагодатствованы, исцелены и бесконечно утешены блаженнейшим старцем неземной доброты.


Четвертый удел Царицы Небесной 

 

Рода богородичного собирает наша Матушка в дивные свои обители-уделы, города-сады вечного девства. Дивеево названо четвертым уделом Царицы Небесной. От древней Иверии, Афона, Киево-Печерской обители к Серафимо-Дивеевскому невестнику богородичного умиления. От четвертого удела к вселенской славе Царицы неба и земли, утверждающей Державу мира как всечеловеческий удел Миродержицы Вселенной!
Белая церковь, исполненная радости и полноты Духа Всеблагого, открытая в богооткровен-ном сне крестьянке Андриановой в селе Коломенском, заключает в себе сумму всех уделов Божией Матери в образе Державы мира. Сияющий на небесах собор белых старцев и стариц, веденцев и калик перехожих, смиренных воинов непятнаемой чистоты и девства.
Что же объединяет все уделы Божией Матери? Их происхождение от Успенской Соловьиной горы, неиссякаемой сокровищницы теогамических блаженств Брачного чертога. Как молит-венные исихасты Афона, Киево-Печерские блаженные старцы утешительной братской люб-ви, так и Дивеевские сестры, блаженствовали в богородичном, светоносном, преблагодат-нейшем лоне Царицы Невесты Неневестной.

История открытия для России четвертого удела Божией Матери такова.
Первые упоминания о предызбранности этих мест в Нижегородской губернии относятся на самый конец XVII века. В древлеправославных преданиях говорится о том, что глухие леса при слиянии рек Сатиса и Саровки в Нижегородских пределах привлекали искателей уединения, подвижников-скитян от заволжских старцев. После никоновских реформ в нижегородских лесах селились ревнители древнего благочестия, поскольку рядом были Керженец и Белбожа (духовные центры староверов).
Один из первых основателей Саровской обители был керженский старообрядец Иоанн. За связь и ‘сообщничество с немирными раскольниками’ в 1734 году был арестован по распо-ряжению Тайной канцелярии, отправлен в Петербург и заключен в крепость’.3
Следствие по делу иеромонаха Иоанна длилось более трех лет, сопровождаясь допросами и пытками. Скончался он в застенках Тайной канцелярии 4 июля 1737 года и был погребен на кладбище жертв канцелярских пыточников.
Все подвижники Саровской пустыни: о. Исаакий, игумен Назарий, Феодосий, Пахомий, Марк, первоначальница Дивеевской обители матушка Александра (Мельгунова) относились к староверческой духовности с особым почитанием Царицы Небесной. В руках, как Серафима Саровского, так и всех сподвижников Дивеево-Саровской обители, были богородичные леoстовки – знак принадлежности к древним уставам белого богомильского старчества. Светлые простые одежды, которые преимущественно носил Серафим, староверческая камилавка, практика огненного духостяжания, молитвенного подвига, особое почитание девства и целомудрия, любвеобильное и странноприимное отношение к людям, неприятие никонианской обрядовости и фарисейской заносчивости свидетельствуют о принадлежности старца к староверческой духовности.
Все известные четыре удела Божией Матери относятся к богородичному христианству духо-стяжателей, исихастов, отшельников – ветвь веденцев, водимых и наставляемых самой Царицей Небесной.


Затвор от фарисейского духа 

 

После никоновских реформ богородичное старческое православие уходит в глухой затвор, потаенные ‘катакомбы духа’. По этой причине отец Серафим был вынужден находиться большей частью в затворе, но не для сохранения традиций староверов, а по причине разности духа с насельниками монастыря и общего враждебного настроя монашествующих при внешнем уважении и почитании.
В 1804 году во время заготовки дров в лесу на нищего саровского старца напали разбойники с требованием денег, считая, что множество посетителей приносит ему большие вознаграждения и доходы. После этого старец едва оправился, исцеленный чудодейственно самой Царицей Небесной.
По другой же версии ‘Кочующего Собора’ ИПЦ по сведениям еп. Серафима (Звездинского), нападение разбойников на саровского старца было спланированным заговором монастыр-ской братии, ввиду якобы безмерной заносчивости и горделивости ‘замолившегося’ затворника, отводящего людей от посещения монастырских служб и общения с другими монахами. Вследствие скрытой зависти монахи решили проучить старца и изгнать из него «духов прелести».
Разумеется, по причине умножения народной славы и популярности в России богомильского старца Серафима, нарастало и соответствующее напряжение церковных властей и недовольство архиереев той «староверческой ересью» и ‘прелестными’ чудесами и исцелениями саровского затворника, противостоявшего всему институту никоновского православия.
Еще более усугубилось положение Серафима после выбора в 1807 году нового игумена Ни-фонта. Прежние игумены Пахомий и Исайя, а также часть братии, несмотря на негативное отношение церковных властей, оставались близкими духовными друзьями и покровителями старца. Часто посещали его и помогали ему в духовных подвигах сурового образа аскетической жизни.
С приходом Нифонта боoльшая часть монашествующих отвернулась от Серафима. Недовер-чивость отношения к святому заставляла его избегать разговоров с ними. При встрече с кем-либо из братьев он повергался ниц и лежал, пока брат не скрывался из вида. По причине отчужденности и непонимания Божия Матерь благословила своего гонимого сына на три года молчальничества в затворе.
Затем начинается активное служение Серафима в монастыре, когда он принимает всех же-лающих. И вновь сплошные удары и замечания: ‘Зачем он принимает всех без разбора?’ Выражается прямое недовольство окружающих большим потоком людей и народной популярностью старца.
Патерик повествует о том, что во времена активного служения игумена Нифонта монастырь успешно расстраивается. Возведена огромная монастырская конюшня на сто голов, на дворе устроены помещения на сто рабочих (в те времена крепостные крестьяне), столярная, бочарня, кельи для смотрителей и т.д.
Первоначальный благодатный образ обители староверов-духостяжателей переводится в большое иосифлянское монастырское подворье с величественными службами, с пышным внешним благообразием и церковной роскошью. Но в связи с утратой духовного братолюбия и неслышанием голоса светильника Святого Духа, чьими устами говорила сама Небесная Матерь, блаженный старец незримо помещается в духовную тюрьму затвора, непонимания и зависти.
Дух монастырского скопидомства, обуявший игумена и братию, начал гнать и преследовать мельничных сестер, наставлявшихся лично у старца. Их допрашивали, унижали и презирали, искали уличить в хитрости и воровстве. Не допускали в другие ближайшие обители и скиты.
Степень подозрительности и неприятия к Серафиму была такова, что сохранились его высказывания: ‘Судить хотят убогого Серафима, зачем Матерь-то Божию слушает, зачем девушек Дивеевских не оставляет! Скоро на Царицу Небесную подадут в суд!’


Две Дивеевские обители – два образа православия 

 

Как же драматичен и многотруден был путь утверждения новой обители непорочных дев по благословению самой Царицы Небесной, которая была названа Мельничной. Мельница стала прообразом Матери Кормилицы дивеевских сестер, Матери Млекопитательницы бла-женнейшим молоком полноты Духа Всеблагого.
Начальница первой Дивеевской обители Ксения Михайловна противилась наставлениям старца и вела жизнь общины по строгим старообрядческим уставам Саровской пустыни, где, к примеру, полагалось вкушать пищу только один раз в день, независимо от возраста и немощей.
Божия Матерь, явившись Серафиму, сказала: ‘Ксению с ее сестрами оставь, но я укажу тебе другое место в том же селе Дивеево и на нем устрой Мною обетованную обитель’.4 И дала для этой обители новый устав, нигде до того времени не существовавший. Устав простой, но полный любви, чистоты отношений и сочетанности сердец. Царица благословила принимать в обитель только девственниц, как прообраз непорочной Белой Церкви, уневестовляющейся Небесному Жениху.
Только в совершенной чистоте и девстве возможно духостяжание и умножение в любви и доброте. На непорочном белом камне созидается православие христов и богородиц, бого-родичное христианство облечения в белые одежды.
Из Казанской обители Ксении Михайловны Божия Матерь благословила взять восемь сестер, назвав их поименно.
Вскоре сестер будет двенадцать по числу новых апостолов вечнующего девства, светильни-ков уневестовления и блаженств Брачного чертога. А после ухода Серафима Божия Матерь соберет в Мельничной общине 125 девственниц, даже из купеческих и дворянских родов.
Отныне существуют две дивеевских обители: Мельничная – Серафимова и Казанская – начальницы Ксении Михайловны, олицетворяющих два пути в православии, внутренний и внешний. Путь любви в свободе доброго выбора; и путь жестких уставов и правил по долгу служения букве и традиции. Два образа церкви: исполненная светом и погруженная во мрак земных забот и проблем, духостяжательная и законническая, пробужденная и спящая, разделенная в Дивеево по повелению самой Царицей Небесной.
Сам враг рода человеческого обрушился через весь государственно-церковный институт на Мельничную обитель четвертого удела богородичного, которая по настоятельному благословению Царицы Небесной должна была быть разделена с Казанской женской обителью вдов. Разделена на чистую и смешанную, на слышаще-следующую и глухую противящуюся.
По дьявольскому внушению Ивана Толстошеева, положившему всю свою жизнь на разрушение Серафимовой обители, совершилось трагическое соединение двух разного духа женских общин.
После ухода старца Серафима из жизни в 1833 году Толстошееву удалось через высокопо-ставленных дам во главе с императрицей убедить русского царя Николая Павловича подпи-сать указ о соединении Казанской и Мельничной обителей. Так начался мрачный период скорбей и гонений, оскудения Дивеевской благодати. Об этих испытующих временах горько рыдал блаженный Серафим, прозревая скорбный путь своих дивеевских юродивых дев.
На примере своей брани Серафим прозревал на крестный путь Второй Голгофы Соловецкой, запредельные страстные скорби Церкви-мученицы XX века, обелившей свои ризы кровью жертвенных агнцев.
Старец не раз говаривал своим мельничным сестрам: ‘Радость будет на самое короткое время (после канонизации Серафима в 1903 году). Что далее, матушки, будет… такая скорбь, чего от начала мира не было! И светлое лицо батюшки вдруг изменилось, померкло и приняло скорбное выражение. Опустя головку, он поник долу и слезы струями полились по щекам’.5
Перед внутренним взором старца открывались кровавые страницы коммунистического тер-рора и гибели миллионов невинных жертв будущего неслыханного по масштабу в мировой истории российского геноцида. Своего рода маленькой прелюдией перед будущими испытаниями России выглядела толстошеевская порча, наведенная на Серафимо-Дивеевскую обитель. В основе ее – беспощадная война люциферианского духа, воюющего на светильников и помазанников Царицы Небесной!
Рясофорный послушник Иван Тихонович Толстошеев лет за десять до кончины старца Сера-фима пришел из Тамбова и был принят в монастырь послушником. Он принадлежал к числу ‘духовных авантюристов’. Втирался в доверие к старцу, чаще всех посещал его, почти преследовал и умолял его по дьявольскому внушению отдать Серафимовых (Мельничных) сестер под его попечение и заботу.
Никто даже и не подозревал, что этот миловидный, обаятельный послушник превратится в опаснейшего монстра – разрушителя четвертого удела Божией Матери! Только Серафим прозорливо видел, скорбел и рыдал.
Водимый самой Супротивницей изворотливый завистник и льстец действительно через небольшое время станет игуменом Саровского монастыря после ухода Серафима. В течении 25-и лет будет целенаправленно разрушать под покровительством и благословением нижегородского православного архиерея, будучи в чине архимандрита Иоасафа (Ивана Толстошеева), все начатое убогим Серафимом.
Кажется, все мировое фарисейство обрушится на небольшую сестринскую Мельничную обитель, куда вложил Серафимушка самое дорогое, что вложила в его сердце сама Царица Небесная как сокровищницу свою четвертого удела. Руками священного Синода и императора Николая Павловича разрушатся планы самой Божией Матери об одухотворении и реформе русского православия через великого светильника Духа Святого!
Как в те времена, так и сегодня, к великой нашей скорби Серафимова весть о духостяжании, идущая через блаженного Иоанна и матушку Евфросинию, рискует потонуть во тьме исторических мифов и мертвой веры.
О масштабе духовной брани, разразившейся в Дивеевском женском монастыре говорят многочисленные депеши Святейшего Синода и начавшиеся суды с пристрастными допросами вследствие ужасной клеветы, обрушившейся на Серафимовых сирот, мельничных сестер. А более всего на настоятельницу обители Елисавету Ушакову, поставленную самим Серафимом.
История православия не помнит более скандального судебного дела по монастырским спо-рам между верующими, чем то, которое приняло такой размах в Дивеево. Это было нагляд-ное противостояние двух церквей, духовная битва Царицы Небесной с драконом церковного иосифлянства и архиерейского беспредела.
После многих лет судебных распрей и расследований потребовалось вмешательство обер-прокурора графа А.П. Толстого и императорского двора, чтобы урегулировать неразрешимый конфликт.


Обличительная сила юродивых стариц Серафимовых 

 

Дивеевское женское общежитие к 1861 году насчитывало до 500 подвизающихся сестер, разделённых на две партии – толстошеевские и серафимовы. Большинство из них были серафимова духа. И только небольшая часть, около 40, исповедовали Иоасафа (Толстошеева) своим духовником. Именно через них и началась смута непрерывной клеветы, ведьмовских наговоров, борьбы за власть и стравливания.
Защитниками и покровителями дивеевских сирот были не игумены и не священники, а юродивые серафимовы старицы – блаженные Прасковья Семеновна да Пелагея Ивановна. Они беспощадно обличали все архиерейские козни и нововведения, мужественно отстаивали заповеди и уставы отца Серафима.

Когда мрачная туча фарисейства находила на Дивеево во время приездов епископов, юродивые старицы бесстрашно говорили всю правду от лица самой Божией Матери. Юродивые шумели, кричали, разбивали стекла в окнах, наводили ужас и смятение во всем монастыре, не боясь никаких судебных санкций, наказаний, тюрем или заключения в психиатрические лечебницы.
Прасковья Семеновна, наставленная самой Царицей Небесной, явившейся ей во время сна, по приезде нижегородского архиерея Нектария, испросив себе воды Серафимова источника, выплеснула ее на архиерея при людях и с грохотом разбила стакан об пол. Во всеуслышание совершила небесный приговор: ‘О судия, судия неправедный! Судия ложный! Судия денежный! О Господи, нет истинной правды. Мне батюшка Серафим сказал: придет время – шуми, матушка, не умолчи’…
Его преосвященство, потрясенный, потерявший дар речи, молчал, не смея что-нибудь возражать. Молчали все собравшиеся. Боялись дальнейших обличений великой старицы.
Прасковья Семеновна до самого отбытия архиерея шумела, буйствовала и не могла успоко-иться. Но как только Нектарий уехал, поспешно слегла в постель и через десять дней, не вкушая пищи, равнодушная ко всему, с глубоким миром почила.
Когда архиерей узнал о смерти великой блаженной, то три часа был в исступлении, не мог говорить, и, когда пришел в себя, признался: «Какая же она была великая святая!»
Серафимово юродство непорочных бескомпромиссных дев стало единственным необори-мым щитом четвертого удела Царицы против атак фарисейского мракобесия и архиерейско-го беспредела.

Удивительно знаменательный сон увидел в 1858 году перед своей кончиной Михаил Мантуров, поставленный Саровским старцем отвечать за сестёр и охранять основанную им Мельничную обитель. Истощённый в непрерывной борьбе с церковным институтом в лице Толстошеева Мантуров постоянно болел, страдая тем, что не в силах чем-то помочь бедным дивеевским сиротам. И когда отчаяние его достигло запредельной степени, потеряв послед-нюю веру, начал восставать и возмущаться на самого Серафима, мол, почему он оставил и не защищает своих брошенных сирот!
И тогда во сне ему является Серафим и безутешно сообщает ему, подавая большую просфо-ру, что ее следует отдать тому, кто может хоть что-нибудь сделать. И тотчас добавляет: ‘Не-кому, некому ее вручить’. Приглашая его в Небесный храм, предрекает о том, что через три дня Царица Небесная заберет его к себе.6
Не находится среди иерархов и священников, монахов и подвижников тех времен никого, кто бы мог продолжить дело Серафимово, важность которого для судеб России и всего мира в домостроительстве четвертого удела Богородицы настолько значима и ценна, что на карту ставится судьба всего человечества! Уже на высоких небесах Серафим становится великим светочем Белой Церкви невест христовых, апокалиптическим белым старцем последних времен, судящим весь мир.
А гонимая земная Мельничная обитель дивеевских сирот сподобляется преображения в царскую солнечную обитель дев из свиты самой Царицы Брачного Чертога, Наставницы, Путеводительницы и Матери Белой Церкви, покровительствующей всем скорбящим на земле.


Народная слава Серафима и молчаливый заговор Синода против старца 

 

Последние исследования архивных документов известного историка, знатока Серафимова жития В.А. Степашкина открывают множество доселе сокрытых фактов, которые кардиналь-но расходятся с официальными цензурными изданиями Серафимо-Дивеевской летописи митрополита Серафима Чичагова, а также с другими известными житиями старца.
Под влиянием правящих архиереев, неоднократных редакций цензурного комитета, под воздействием Толстошеевских кривотолков и клеветы, да и множества других толкований, сложился образ институционального старца-патриота, отстаивающего самодержавие, нико-новское новообрядчество, православный домострой. Известно, что авантюрист схиархи-мандрит Серафим (Иван Толстошеев) написал свою книгу воспоминаний о Серафиме, пред-ставляя себя как любимого и близкого друга старца.
В архивах же не нашлось никаких подтверждений, что Серафим критиковал и обличал староверов, ‘запрещал двоеперстие и призывал всех креститься троеперстием’, как утверждается в Серафимо-Дивеевском патерике Серафима Чичагова с его приписками.7
Синодальные миссионеры и летописцы скрупулезно работали над формированием офици-ального образа благочестивого смиренного старца, идеального аскета, благосклонного и послушного Синоду и правящим архиереям.
Даже официальная версия рождения Серафима с годом 1759-м в синодальных житиях ока-залась неверной. По архивным документам преподобный Серафим родился в 1754 году (полных лет ему было не 73, а 78).
Не получила подтверждения в архивах Саранска, Нижнего Новгорода, Арзамаса история с нападением крестьян на саровских монахов, в частности на преподобного Серафима. ‘Пер-сональное дело (существовавшее на момент канонизации старца в 1903 году), которое могло бы подтвердить этот факт, до настоящего времени также не обнаружено’.8 Так по наущению кого же был смертельно избит и унижен этот великий светильник земли русской при непрерывной травле и гонениях со стороны церковного института?
Серафим был любимцем народным. Почитался при жизни как великий святой и смиренный нищий подвижник большой кротости и милосердия. И устремлялся к нему непрерывный поток богомольцев и почитателей.
О негативном и подозрительном отношении большинства членов Святейшего Синода и правящих архиереев к вопросу о всенародном признании Серафима светильником и причислению его к лику русских святых знали многие верующие.
Причина критического отношения церковных властей к богородичному старцу заключалась в том, что Серафим принадлежал к староверческой традиции, не соблюдал правил и канонов новообрядческого никоновского православия. Молчаливо игнорировал благословения, нарушал послушания и сеял смуту в народе. Вольно высказывался и тайно обличал беззакония и грехи церковников.
На многочисленные письма владык и священников не отвечал, избегая встреч с церковными сановниками.
Самочинно, не по канону причащал всех людей, приходивших к нему, тем самым обольщал православных верующих. Держал у себя неканоническую католическую икону Божией Матери ‘Умиление’. Принимал у себя всех без разбора, даже раскольников и представителей другой веры.
Вот что пишет писатель-историк Борис Романов: ‘Официальная церковь относилась к нему с некоторым недоверием, если не подозревали из-за необычного и не всегда понятного лю-дям образа жизни. Так, в своей обители он любил окружать себя молодыми девственницами (называл их ‘Христовыми невестами’) и часто появлялся в их окружении на людях. Церковные и светские власти даже допрашивали его на этот счет незадолго до его кончины’.
На основании документов, представленных на ‘Кочующем соборе’ ИПЦ в 1928 году, стали известны факты того, что в конце жизни саровский затворник был заключен в монастырскую тюрьму и содержался под стражей. Таким образом был выявлен один из пунктов фальсификации образа преп.Серафима.
Но самое большое возмущение и восстание правящей церкви вызывало свидетельство за-творника Серафима от лица самой Божией Матери, обличающей беззакония православных архиереев и церковное мракобесие. В народе ходила молва о том, что Серафим – живой пророк Царицы Небесной, говорит ее устами и творит великие чудеса.
Сколько фарисейских стрел и проклятий получил Светильниче Земли русской от церкви про-тивящихся и спящих!


Загадочное письмо–завещание великого старца последнему русскому царю 

 

Богородица Богомильская, Путеводительница и Мать Святой Руси воздвигла своего избран-ника старца Серафима возжечь негасимую свечу духостяжания во мраке деградирующего, умирающего православия буквы и закона.
В молитвенном аскетическом подвиге русского богатыря Серафим изнутри, из народной глубинки начал духовно реформировать омраченное привнесенными смесями византийского криптоиудаизма русское православие.
Сама Царица Небесная через убогого Серафима имела своими планами повернуть корабль православной веры в сторону подобрения и одухотворения к вершинам обожения и бес-смертия. Но не услышали весть светильника, игнорировали и угасили разгорающееся пламя Солнца земли русской!
Существует народное предание о том, что император Александр I ‘Благословенный’ перед своей смертью тайно побывал на аудиенции у старца и несколько часов беседовал с ним. Содержание этой беседы никому не известно, но вскоре появляется юродивый странник Федор Кузьмич, своей внешностью и аристократическими манерами так напоминавший русского царя!
Известно, что во время встречи с Александром I осенью 1825 года, Серафим передал ему книгу предсказаний роду Романовых. О ее содержании не знали ни Николай I, ни Александр II.
‘Но известно, что Александр III искал эту рукопись, и оказалось, что она хранилась в специ-альном полицейском архиве, в Департаменте полиции’. Содержание ее, разумеется было засекречено, но разные источники сходятся лишь относительно небольшого отрывка из нее:
‘Будет царь, который меня прославит, после чего будет великая смута на Руси, много крови потечет за то, что восстанут против этого царя и его самодержавия, все восставшие погибнут, а Бог царя возвеличит’.9
При нарастающей всероссийской славе святого Серафима ‘церковные власти разрешили занять выжидательную позицию, тянуть время’: из девяносто четырёх документально под-твержденных чудес саровского старца, подготовленных к его канонизации, была признана лишь малая доля.

Идея прославления Серафима Саровского содержится в письме Гавриила Виноградова к обер-прокурору Священного Синода Константину Победоносцеву.
В этом документе от 27 января 1883 года содержится призыв ‘ознаменовать начало царствования’ Александра III ‘открытием мощей благочестивого’ Серафима Саровского. И только через 20 лет, в январе 1903 года, благодаря царскому повелению императора Николая II и ходатайству императрицы Александры Синод принимает решение о канонизации саровского угодника.
16 июля 1903 года императорский поезд прибыл в Арзамас, где царскую семью приветство-вали многочисленные толпы.
Белый старец Серафим был объявлен в те дни небесным покровителем царской семьи. По воспоминаниям императрицы, они ощущали неотступное его присутствие, слышали его тихий голос, купались в море благодатного мира и утешений духа светла.
20 июля (по старому стилю) 1903 года в Сарове Николаю II было вручено письмо от Серафи-ма Саровского, запечатанное рукою старца, предназначенное для последнего русского царя, который прославит его.
Письмо было преподнесено вдовой И.А.Мотовилова Еленой Ивановной (1823-1910г.), о которой пророчествовал Серафим своему другу и секретарю: ‘Ты не доживешь, а жена твоя доживет, когда в Дивеево приедет вся царская фамилия обо мне молиться’. Еще в 1831 году Серафим предсказал 23-х летнему Мотовилову его будущую невесту, которой в то время было всего 8 лет. Ей, простой крестьянской девчонке, старец подарил шесть букварей (азбучек) со словами ‘по времени они тебе пригодятся’. И родилось в семье Мотовиловых со временем шестеро детей.
Получив это письмо, русский царь, уединившись в игуменском корпусе, горько заплакал и несколько дней был безутешен! Содержание его так и осталось неизвестным.
Можно предполагать, что святой прозорливец указал в этом письме (как свидетельствуют очевидцы, оказавшимся достаточно толстой рукописью) предстоящие испытания и великие скорби, выпавшие на долю Русской земли. Были предсказаны годы свержения самодержа-вия, расстрела царской семьи, кровавого коммунистического террора, массового геноцида десятков миллионов невинных жертв и август 91-го года – победа Жены Облечённой в Солнце над Красным Драконом.
По этой причине, как говорили современники Николая II, русский царь после знакомства с пророчествами Серафима бесстрашно ходил под пулями на передовой, был равнодушен к покушениям. Пожалуй, сам страх смерти был побежден им под прямым покровом и верой Серафимовой.
В этих пророчествах говорилось и о том, что может сделать русский царь для своего народа, чтобы как-то облегчить страдания простого человека.
Следуют одна за другой экономические, политические, социальные и духовные реформы в России. Так в 1905 году Николай II подписывает исторически судьбоносный по важности для всего мира указ о свободе вероисповедания, тем самым разрушая вековые иосифлянские модели симфонии церкви и государства, где православие является единственной полно-правной религией.

 


Реформы Николая II начала XX века 

 

Высочайший Указ ‘Об укреплении начал веротерпимости’ возвращает миллионам верующих разных направлений духовную свободу и следует невиданный духовный, экономический и культурный расцвет России.
Оковы векового рабства и церковного ига наконец-то спадают с матушки Руси, и за последующие годы страна становится одной из ведущих развитых держав мира.
Третья духовная реформа России после канонизации Серафима Саровского и указа о свободе вероисповедания касается самой православной Церкви.
Император Николай II предлагает русскому Синоду свою кандидатуру на место патриарха, желая провести коренные реформы внутри церкви. Царь надеется под водительством самой Царицей Небесной совершить серафимово одухотворение церковного корабля.. Воистину Россия должна стать четвертым уделом Божией Матери Путеводительницы, превратиться в преблагоуханный райский сад и повести своим показательным примером другие державы мира!
Синод единодушно проигнорировал предложение царя и, более того, затаил внутреннее недоверие и сомнение в спасительные светлые планы царя-мученика, что впоследствии раскрылось совместным заговором Церкви с реакционной оппозицией о дворцовом перевороте и свержении монарха с престола.
Россия так и осталась глуха и равнодушна к светлейшим планам и реформам Николая II по преображению страны в Державу мира под водительством самой Богородицы.


О чем бы говорил сегодня Серафим пророк, вестник православия любви 

 

Свое духовное преемство великий светоч земли русской передает всем любящим Божию Матерь, готовым последовать ее державным указаниям, вставшим под прямой покров Ца-рицы Госпожи Богини Девы Матери.
Собранный Серафимом невестник Христов по образу евангельских мудрых дев с возжжен-ными светильниками становится основанием Белой церкви, где обет девства и чистоты при полном посвящении себя Царице Небесной является единственным условием возрождения духовности в помраченном православии. С последующим преображением через церковные реформы и принятием нового образа от Державной Царицы Путеводительницы.
Настали долгожданные времена огненного возрождения Серафимова духа! Воскресения его из мёртвых образов институциональных канонических святых. Не того воскресения из мощей, какого ожидают традиционно верующие по рукописям Нилуса о великой Дивеевской тайне, но явление живого Серафима – солнышка земли российской. О проявленности его старческой теплоты Духа Всеблагого в сердцах миллионов, о неизреченной серафимовой радости сопребывания с самой Небесной Матерью, о глубоком прозрении и покаянии за грехи и беззакония православной Церкви.
Те послания Царицы Небесной, которые оставил Серафим для России через Мотовилова, сегодня безвозвратно утраченные и невостребованные, открываются через многочисленные свитки откровений Божией Матери блаженному Иоанну.
Происходит таинственное обновление Серафимова письма в умноженном свете и благодати Золотого века. Все, что говорила златоустая Первопророчица и Первосвященница своим избранникам и вестникам прошлых веков, открывается через богородичные тома Слова пророку Иоанну.
Каковы сегодня духовные реформы, выдвигаемые Державной Царицей через Серафима Саровского и великий собор дивеевских дев четвертого богородичного удела для полного преображения православной веры в России?
Первое, к чему призывает Царица, – к полному посвящению Ей, вверению в Ее Добрый промысел и присяганию Ее путеводительной эгиде.
Заключение превечного завета с Царицей Небесной, Спасительницей мира.
Всенародное осознание и признание России как четвертого удела Божией Матери, прояв-ленности богородичного архетипа богомильской Руси как Державы Мира.
Второе, о чем настаивает Царица Российская, – возвращение к довладимирским образцам православия: архетипическая китежградская Святая Русь, богородичное православие Прави и Слави, Белая Церковь светильников и духостяжателей, христов и богородиц.
Глубокое раскаяние в чудовищных фарисейских бласфемиях. Фундаментальный пересмотр духовных основ веры. Обращение к гиперборейской универсальной духовности, вера в дру-гого Отца - Добрейшего Добрых, непричастного похоти, смерти, злу, суду, инквизиции, зло-памятству.

К всероссийскому соборному покаянию призывают сегодня миллионы безвестных мучени-ков православной инквизиции, староверов, христоверов во главе с великими белыми стар-цами Антонием и Феодосием Печерскими, Сергием Радонежским, Серафимом Саровским, обличающими с небес правящих нечестивых архиереев – кривителей.
‘Не правители правят, а кривители, и церковь потворствует им’, - усовещал Феодосий Печер-ский покойного патриарха Алексия II 10. Лукавые ‘кривители’ – таков приговор великих стар-цев белой церкви богомильской Иоанново-Андреевской Руси.
Третье, о чем просит Добрейшая Добрых Соловецкая Богородица, – о возрождении белого старчества на Руси, богородичных веденцев и трезвенников, бельцев и белиц несказанной любви и доброты. Рождение нового мелхиседекова священства по чину правды и мира, вестников Богоцивилизации III.
Восстановление Серафимовых идеалов совершенной чистоты и девства в радостном подвиге духостяжания и подобрения, прямого водительства и наставничества от Матери святого целомудрия. При полном упразднении ритуальной иерархии, чиновничьего надзирательства и института гонений и преследований инакомыслящих.
Сегодня богомильский белый старец призывает следовать не святым традициям и сложив-шимся церковным стереотипам веры, а следовать самому духу Царицы Небесной, Превеч-ной наставнице божеств и богочеловеков.
Многоскорбная, блаженная и счастливейшая жизнь старца Серафимушки – русское Еванге-лие Богомильской Богородицы, Невесты Неневестной Брачного Чертога, расцветшее древо гиперборейского солнца обожения.
Матушка Русь по заветам белого старца и калики перехожего Серафима Саровского призы-вается стать преблагоуханным городом-садом вечного девства, открыть для себя неисчерпаемые архетипические источники гиперборейской доброты и любви, милосердия и совершенной красоты, бессмертия и несказанных блаженств наступающего Золотого Века!
Да станет Новая Святая Русь достойной преемницей необъятной сокровищницы Иоанново-Серафимова наследия Духа Всесвятого превышенебесного удела Державной Царицы Мира!


Михаил Белогорский
март 2017года

 


[1] Из книги С.А.Нилуса ‘На берегу Божьей реки’ (8-я гл. ‘Великая Дивеевская тайна’).   

[2] Из книги Серафима Чичагова ‘Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря’.   

[3] Из книги В.В.Смирнова ‘Падение III-го Рима. Преподобный старообрядец Серафим Саровский’.   

[4] Из книги Серафима Чичагова ‘Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря’.   

[5] Рассказы дивеевских сестер из книги Серафима Чичагова ‘Летопись Серафимо-Дивеевского монастыря’.   

[6] Из книги П.Иванова ‘Тайна святых’.   

[7] Из книги В.В.Смирнова ‘Падение III-го Рима’.   

[8] Из книги В.В.Смирнова ‘Падение III-го Рима’.   

[9] Из книги Б.Романова ‘Император знал свою судьбу. И Россия, которая не знала’.   

[10] В 2002 г. в Астрахани Феодосий Печерский явился Алексию II Ридигеру с обличительным словом, после чего тот был госпитализирован с инсультом. По свидетельству врачей, патриарх повторял: ‘Не может быть, не может быть…’ (http://pravoslavielove.ucoz.ru/publ/7-1-0-66)   

 

Видео на Миротверь

Иоанн Богомил

 

>>> В раздел Видео на Миротверь

Музыка на Миротверь в исполнении Иоанна Богомила

К. В. Глюк, мелодия из оперы Орфей и Эвридика

Л. В. Бетховен, увертюра Эгмонт

>>> В раздел Музыка на Миротверь

Фото на Миротверь

Свидетельство

svidetelstvo o reg1